Мужчины в Библии: лидеры и подкаблучники

В наш век всепроникающего феминизма говорить о лидерстве мужчины в семейной и общественной жизни особенно сложно. Даже в христианских семьях реальное лидерство часто принадлежит женщинам и решения, связанные с воспитанием детей, образом жизни, взаимоотношениями и даже порядком церковной жизни прямо или косвенно принимают не мужья, а их жены.

Знаменитая феминистическая поговорка о том, что муж – голова, а жена – шея, которая вертит этой головой, как сама хочет, – приобрела практически тотальную актуальность. И хотя эта поговорка анатомически неточна (в силу того, что решение о повороте головы принимает не шея, а мозг, находящийся в голове), стоит задуматься над ее смыслом. Анализируя семьи своих знакомых, глубоко верующих христиан с многолетним семейным стажем, я смог вспомнить лишь одну семью, где муж имеет ярко выраженное лидерство в отношениях с женой.

Сложившаяся ситуация – результат системного перекоса и небиблейского восприятия межполовых отношений. Жены в семьях доминируют с молчаливого согласия их мужей, дочери не видят наставника в отцах, сыновья смиряются с ролью маменькиных сынков, а пастыря в церквях начинают «политкорректно» обходить библейскую заповедь о подчиненной жене и лидирующем муже. О том, чтобы на практике проецировать на отношения мужа и жены отношения Христа и Церкви – даже речь не идет. Тем не менее, Божья заповедь нисколько не изменилась. Бог, как и раньше, требует от мужчины быть лидером для женщины, а от женщины – подчиняться мужчине (1 Кор. 11:3).

Общаясь с молодыми девушками, многие из которых – из верующих семей, я был поражен тому, насколько плохо большинство молодых сестер понимает сущность лидерства. Да, практически 100 % моих собеседниц на словах соглашались с лидерством мужа в семье. Но для подавляющего большинства из них реальное наполнение этого лидерства сводилось к тому, что «муж должен решать все мои проблемы, обеспечивать меня всем необходимым и брать на себя ответственность за важные решения». Мое замечание о том, что лидер – это не тот, кто сам делает всю работу, а тот, кто эффективным образом организует работу, вызывало у сестер недоумение.

Подобным образом и многие молодые парни не понимали, в чем суть библейского лидерства. Властный голос и удар кулаком по столу, самоутверждение за счет женщины, зацикленность на приобретении материальных благ, постоянное сравнение себя с другими и стремление соответствовать чьим-то ожиданиям – совсем не то, чего требует Бог от мужчины-лидера. Получается, в наше время мужчины не умеют лидировать, а женщины – подчиняться и поддерживать лидерство мужчин. В итоге разрушается Божий порядок и на первый план выходят инстинктивные модели поведения.

В последние несколько лет я увлекся изучением психологии межполовых отношений. И именно информация, почерпнутая оттуда, заставила меня по-новому взглянуть на цель, с которой Бог дал заповедь о подчинении жены мужу. Психологи говорят о том, что каждая женщина инстинктивно стремится к доминированию над мужчиной. Именно с этой целью, как утверждают психологи, женщина стремится «очаровать» мужчину и эмоционально привязать его к себе. Кстати намек на это содержится в словах Господа, обращенных к женщине сразу после грехопадения:

«And you will desire to control your husband, but he will rule over you» (Быт. 3:16, New Living Translation)

«You will want to control your husband, but he will dominate you» (Быт. 3:16, NET Bible)

Бог говорит, что женщина будет инстинктивно желать контроля над своим мужем! Она будет «противоречить своему мужу» (Быт. 3:16, English Standard Version), чтобы подчинить его себе.  В то же время Божья заповедь о подчинении жены мужу сбивает этот женский инстинкт и сдерживает его. Желая доминировать, женщина в то же время начинает «тосковать по своему мужу» (Быт. 3:16, GOD’S WORD® Translation), т.е. испытывать нужду в нем.

Конечно, объективно и мужчина, и женщина нуждаются друг в друге. Потому что «ни муж без жены, ни жена без мужа, в Господе» (1 Кор. 11:11). Но субъективно женщина переносит одиночество куда острее мужчины и ощущает нужду в спутнике жизни гораздо больше, чем он. Именно это обстоятельство и определяет «господство» мужчины и то, что женщина «оказывается под властью мужа» (Быт. 3:16, Douay-Rheims Bible[3]). Женщина одновременно и тоскует по мужу, и желает управлять им. Но счастлива при этом она только тогда, когда муж является лидером и не дает ей доминировать.

Если следовать этой логике, то получается, что именно в ситуации, когда женщина подчиняется мужчине и достигается реальное равноправие и взаимное уважение супругов. Если же Божье повеление о подчинении жены мужу игнорируется, женщина никогда не удовлетворяется равным положением с мужчиной, а всегда стремится подмять его под себя. В свою очередь доминирование женщин и слабохарактерность мужчин, согласно Библии, говорит о разложении общества и о его приближающемся крахе:

«Скажите праведнику, что благо ему, ибо он будет вкушать плоды дел своих; а беззаконнику – горе, ибо будет ему возмездие за дела рук его. Притеснители народа Моего – дети, и женщины господствуют над ним. Народ Мой! вожди твои вводят тебя в заблуждение и путь стезей твоих испортили» (Ис. 3:10-12)

Я не психолог, поэтому не могу профессионально судить о женской психологии. В то же время по Библии разбросано огромное количество намеков, исходя из которых можно предположить, что вышеприведенная точка зрения не далека от истины. В посланиях Павла призывы к женам подчиняться мужьям базируются как раз на выводах из реальной жизни. В практике повседневной жизни ранних церквей Павел наблюдал, что доминирующая над мужем жена всегда оказывает деструктивное влияние и на свою семью, и на церковь в целом (см. 1 Кор. 14:34; 1 Тим. 5:11-13; Тит. 2:3-5).

Жена, которая перебивает церковное служение своими расспросами или жена, которая бывает праздна или болтлива, сводя сплетни во время походов по домам, – это те вещи, с которыми конкретно столкнулись Павел и Тимофей. Именно для того, чтобы предотвратить то разрушающее воздействие, которое женское доминирование оказывает на семью, церковь, да и на саму женщину, Павел пишет Тимофею:

«Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии. Ибо прежде создан Адам, а потом Ева; и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление» (1 Тим. 2:11-14)

Лично у Тимофея на тот момент, судя по всему, не было жены. Тем не менее, Павел пишет о попытках женского доминирования, как о некоторой проблеме, которая была актуальна для Тимофея. Вероятно, молодой пресвитер столкнулся в своей церкви с тем, что активно доминирующие над своими мужьями-подкаблучниками властные женщины стали задавать тон в церкви и определять тот «мэйнстрим», в котором церковь функционирует и развивается. Используя свою природную красоту, а также «плетение волос, золото, жемчуг и многоценную одежду» (1 Тим. 2:9; 1 Пет. 3:3) женщины стали захватывать власть в церкви Тимофея и довели ситуацию до того, что реальные решения стали принимать они, а не пресвитер.

Обратите внимание: аргументируя право мужчины на лидерство и обязанность женщины подчиняться, Павел обращается к самому началу бытия нашего мира – истории создания первых людей (Быт. 2:7, 21-23) и их грехопадения (Быт. 3:1-6). Данная история – самый ранний и самый трагический по своим последствиям библейский пример деструктивного воздействия доминирующей женщины. Бог дал Адаму четкое указание не есть запретный плод и именно на Адама (как на лидера) возложил ответственность за соблюдение этого требования (Быт. 2:16-17). Что касается Евы, то она была сотворена уже после Божьего повеления Адаму и должна была воспринять Божью заповедь «по факту», т.е. принять эту заповедь вместе со своим мужем, как его кость и плоть (Быт. 2:22-24). Другими словами, заповедь Адаму дал Сам Бог, и уже Адам сообщил эту заповедь Еве.

Змей-искуситель в Эдемском саду предлагает запретный плод не Адаму, а именно Еве. Именно Ева, как более слабая и эмоционально уязвимая, поддается на абсурдное заверение змея, будто бы Бог нечто скрывает от людей. Она поддается своим эмоциям и нарушает Божий запрет. А что же Адам? Он с его холодной головой и рациональным мужским мышлением вряд ли воспринимал всерьез обещания змея. Но, тем не менее, он ел запретный плод, который дала ему жена, и этим навлек проклятие на всю землю:

«За то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей» (Быт. 3:17)

Если Ева за свой грех навлекла боль только на себя (Быт. 3:16), то Адам – на всю землю. Некоторые богословы связывают это с тем, что Адам, в отличие от Евы, не был обманут. Он не верил словам змея и ел запретный плод, сознательно понимая, к чему это приведет. Поэтому Бог ставит в вину Адаму не то, что он не уследил за своей женой, а то, что Адам повел себя как подкаблучник и послушался жены. Ведь если бы Адам отказался от предложенного Евой запретного плода, Бог дал бы ему вместо Евы другую жену и грех не вошел бы в мир. Но Адам настолько был эмоционально привязан к Еве, что уже не представлял своей жизни без нее. Именно поэтому он сознательно нарушил Божий запрет, послушав голос жены вместо того, чтобы слушать голос Бога.

Божий приговор Еве «к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою» (Быт. 3:16) также появился как результат грехопадения. Бог увидел, что мужчина склонен впадать в зависимость от женщины, которую он любит. И чтобы удержать женщину от спекуляций на любви мужчины к ней, Бог повелевает женщине подчиняться мужчине – сначала отцу, а потом мужу. В то же время мужу Бог повелевает не быть эмоционально зависимым от женщины и не нарушать ради нее Божьи заповеди:

«Не отдавай женщинам сил твоих, ни путей твоих губительницам царей» (Пр. 31:3)

Виктор Журомский, комментируя свой перевод 1 Кор. 11:1-16 указывает на то, что текст говорит не только об обязанности жены подчиняться, но и об обязанности (а не праве!) мужа лидировать: «Павел приказывает непокорной женщине, которая лезет на голову своего мужа, обстричь под корень свою голову, чтобы все видели, что она очень близка к позору той самой блудницы, которую на посмешище выставляет все общество. Если же для нее такое действо – бесчестие и позор, тогда единственный выход – быть покорной своему мужу, и помогать ему оставаться покрытым своим Главой – Христом. Самому же мужу повелевается не давать места никому, кроме Самого Христа, чтобы быть его главой, – ни пастору, ни жене, ни папе римскому, – иначе этот муж – не мужчина, а тряпка»[4]. Когда Адам попал под «каблук» Евы, он автоматически постыдил Христа.

Итак, история грехопадения позволяет нам определить как минимум две причины того, почему Бог повелевает именно женщине подчиняться мужчине, а не наоборот:

во-первых, доминирующая женщина склонна к деструктивным поступкам, потому как ее природный инстинкт оказывается необуздан авторитетом Бога и мужа;

во-вторых, мужчина-подкаблучник, который эмоционально зависим от женщины и идет на поводу у женских желаний, навлекает стратегические беды и на себя, и на свое окружение, и на все, за что он несет ответственность.

Внимательное чтение Библии дает нам множество примеров, которые подтверждают эти два основополагающих тезиса. Рассмотрим их! Первый пример – взаимоотношения Авраама и Сарры. Казалось бы, трудно было заподозрить в попытках доминирования над мужем благочестивую Сарру, которая называла своего мужа господином (Быт. 18:12). Более того, апостол Петр приводит Сарру в пример женщинам-христианкам, как образец скромности и подчинения мужу (1 Пет. 3:5-6). Однако на самом деле все было не так гладко.

Вспомним известный эпизод, в котором Сарра отдала Аврааму свою служанку Агарь (Быт. 16:1-3). С моей точки зрения, в этом эпизоде Авраам проявил слабость и позволил Сарре доминировать. Посудите сами: Бог уже сказал Аврааму, что у него будет сын (Быт. 15:4). Авраам воспринял это буквально и ждал рождения сына именно от Сарры (Быт. 16:1). Под давлением обстоятельств и с учетом логики, говорящей о том, что Сарра уже вышла из репродуктивного возраста, Авраам на какой-то момент ослабил свою первоначальную веру (см. Рим. 4:16-19) и стал прислушиваться к голосу Сарры.

Под влиянием Сарры Авраам стал думать, что он «недопонял» Господа, и Господь имел в виду, что сын родится у него, но не от Сарры. Зачатие Измаила от Агари было слабостью Авраама, попыткой своими силами выполнить Божье обетование или хотя бы «помочь» Богу его выполнить. Однако в рождении ребенка от молодой женщины репродуктивного возраста не было ничего сверхъестественного, в то время как рождение от репродуктивно «омертвелой» Сарры было поистине чудом (см. Евр. 11:11-12). Именно поэтому Павел сравнивает рождение Исаака с Божьим чудом рождения свыше, а рождение Измаила – с безнадежными попытками человека своими силами воплотить в жизнь Божьи обетования (Гал. 4:22-31).

Из этого можно сделать вывод, что зачатие и рождение Измаила было результатом слабости Авраама и кратковременного ослабления его веры. Также на ослабление веры Авраама после рождения Измаила намекает тот факт, что когда спустя 13 лет Господь вновь повторил обетование о рождении сына, Авраам уже не был так тверд в вере, как прежде. И когда Бог уточнил, что речь идет именно о сыне от Сарры, Авраам внутренне рассмеялся и дал понять, что уже не надеется на рождение каких-либо детей, кроме Измаила (Быт. 17:17-18). Подчинение жене ослабило веру Авраама и его способность доверять Господу. В этом явлении Господь также косвенно упрекнул Авраама за сомнение и призвал его отойти от порочной практики недоверия Богу: «Ходи предо Мною и будь непорочен» (Быт. 17:1). Все это указывает на то, что поступок Авраама с зачатием Измаила вряд ли имел Божье одобрение.

В этой ситуации особого интереса заслуживает мотивация Сарры. Почему она предложила Аврааму такое «решение» проблемы с наследником? Посмотрим на ее слова:

«Вот, Господь заключил чрево мое, чтобы мне не рождать; войди же к служанке моей: может быть, я буду иметь детей от нее» (Быт. 16:2)

Характерная особенность женского поведения. Сарра скрывает истинные мотивы своего совета. Она делает вид, что хочет помочь мужу в исполнении Божьего обетования. Авраам наверняка рассказал своей жене о том, что Бог обещал ему сына, и Сарра видела, как Авраам этого ждет. Поэтому в качестве «официальной» она декларирует именно эту мотивацию, что якобы через Агарь и должно исполниться Божье обетование. В конце концов, Бог сказал, что у Авраама будет сын, но не сказал, от кого именно (Быт. 15:4). Однако уже во второй части высказывания Сарры видна подлинная мотивация этого совета – Сарра хотела ребенка именно для себя, а не для Господа.

 Как и любая женщина, Сарра хотела иметь «утешение» в ребенке (Быт. 18:12). Оказавшись неспособной родить ребенка она подсознательно испытывала комплекс неполноценности и чувствовала, что не состоялась, как женщина. Сарра на тот момент, вероятно, еще не мыслила категориями Божьих обетований, а просто хотела удовлетворить свой нереализованный материнский инстинкт. Поэтому она решила привлечь свою служанку Агарь в качестве «суррогатной матери», которая родила бы ребенка для нее, т.е. для Сарры. Идентичным образом позже (и тоже из-за невозможности родить) поступила Рахиль, которая привлекла свою служанку Валлу, чтобы та родила «на колени мои, чтобы я имела детей от нее» (Быт. 30:3).

Поступок Сарры (как и Рахили) был продиктован исключительно ее личными женскими интересами. Авраам (как и позже Иаков) пошел на поводу у желаний своей жены. Я думаю, что Авраам внутренне понимал, что поступает неправильно (как и Адам в случае с запретным плодом), но все равно сделал так, как хотела жена. Он очень любил Сарру и хотел облегчить ее страдание из-за невозможности родить ребенка. И что же мы видим в итоге? Сарра начинает обвинять своего мужа за то, что он послушался ее же собственного совета и зачал ребенка от Агари:

«Он вошел к Агари, и она зачала. Увидев же, что зачала, она стала презирать госпожу свою. И сказала Сара Авраму: в обиде моей ты виновен; я отдала служанку мою в недро твое; а она, увидев, что зачала, стала презирать меня; Господь пусть будет судьею между мною и между тобою» (Быт. 16:4-5)

Сарра сама была инициатором привлечения Агари в качестве «суррогатной матери». Но когда эта инициатива привела к негативным последствиям, Сарра не признает свою идею глупой и ошибочной. Вместо этого она начинает обвинять Авраама, что он не смог отобрать ребенка у Агари и отдать ей, а также начинает притеснять Агарь, которую сама же отдала Аврааму. Типичная манипуляция, которую принято называть перекладыванием «с больной головы на здоровую».

Сарра действовала исходя из собственного материнского инстинкта. Она воспринимала свою служанку в качестве «инкубатора», в котором для нее выносят ребенка, которого она потом отберет у Агари и будет воспитывать как своего. Однако Агарь – тоже женщина, и когда она зачала, у нее тоже включился материнский инстинкт. Зачав от вождя, Агарь забыла, что она служанка и почувствовала себя матерью будущего наследника Авраама. К тому же пробудившийся материнский инстинкт не позволял ей отдать своего ребенка чужой женщине (пусть даже своей госпоже).

Естественно, между Саррой и Агарью возник конфликт. Сарра начала «притеснять» свою служанку. Я полагаю, что элементами этого притеснения были характерные женские приемы – истерия, пиление, провокации, постоянные обиды и придирки. Показательно, что Авраам ничего не делает для того, чтобы пресечь этот конфликт, хотя он обязан был это сделать. Вождь обязан контролировать все свое племя и обеспечивать в нем принципы справедливости. Но Авраам уже необъективен: будучи эмоционально зависим от Сарры, он начинает оправдывать ее явно несправедливое отношение к Агари. Вместо того, чтобы принять твердое мужское решение, Авраам проявляет характерное для подкаблучников попустительство и позволяет Сарре делать все, что она захочет (Быт. 16:6).

Подчинение Сарре не только ослабило доверие Авраама Богу, но и повредило его управленческим качествам. Впоследствии, когда повзрослевший Измаил стал насмехаться над грудным Исааком, Сарра опять переложила ответственность на Авраама. Она требовала выгнать Агарь и Измаила, дабы «разрулить» конфликт, который она сама же и спровоцировала своей явно ошибочной идеей «суррогатного материнства» (Быт. 21:8-10). Вслед за этим Господь сказал Аврааму:

«во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса ее» (Быт. 21:12)

Конечно, Господь не отменял Свою заповедь о подчинении жены мужу и не давал Сарре эксклюзивное право доминировать над Авраамом в этой конкретной ситуации. На мой взгляд, Господь всего лишь сказал Аврааму: «Раз ты изначально позволил Сарре доминировать и послушался ее голоса в вопросе рождения Измаила, теперь у тебя нет другого выхода, кроме как позволить твоей жене доминировать до конца».

Изначальная слабость Авраама при реакции на идею Сарры привлечь Агарь привела к тому, что Авраам на много лет утратил функцию лидера в своей семье и фактически делал то, что ему говорила Сарра. Полностью от своего подкаблучничества Авраам освободился только когда выразил готовность принести в жертву Исаака (Быт. 22:1-12), не взирая на то, что Сарра могла просто «съесть» его, если он вернется без единственного сына. Я полагаю, что Господь избрал для Авраама столь суровое испытание веры именно потому, что Авраам послушался слов Сарры. Зачиная Измаила, Авраам проявил неверие в рождение Исаака. Поэтому он должен был выразить свою готовность принести Исаака в жертву, чтобы восстановить свое доверие к Богу и освободиться от эмоциональной зависимости от Сарры. Лишь после этого Авраам смог полноценно восстановить свое лидерство в семье.

В долгосрочной перспективе подкаблучничество Авраама и его готовность послушаться голоса жены вместо того, чтобы уповать на Господа привели к тысячелетним последствиям для его потомства:

«Но, как тогда рожденный по плоти гнал рожденного по духу, так и ныне» (Гал. 4:29)

Со времен рождения Исаака и Измаила прошло уже несколько тысяч лет. Но потомки Измаила (арабские народы) до сих пор гонят потомков Исаака (евреев). Такое положение вещей – результат неразумного и эмоционального решения Сарры дать Аврааму в жены свою служанку. Но в еще большей степени это – результат слабости Авраама, который потворствовал «хотелкам» своей жены. Авраам эмоционально привязался к Сарре, подобно тому, как Адам эмоционально привязался к Еве. Вследствие этой привязанности Авраам в ситуации с Агарью и Измаилом поступил совсем не так, как должен был поступить мужчина-лидер.

 Примечательно, что Бог косвенно осуждает Авраама за сомнение, но нигде не осуждает его за прелюбодеяние. Это очевидно, ведь Авраам вступил в интимную связь с Агарью не ради удовольствия, а ради того, чтобы, как он считал, выполнить Божье обетование и получить потомство. Однако этот его поступок оказал негативное воздействие на потомков. Много столетий спустя, во времена пророка Малахии, еврейские мужчины, судя по всему, изменяли своим женам. Они вступали в интимные отношения «на стороне», предавая тем самым свою жену (и делали это уже ради удовольствия, а не ради потомства), но при этом ссылались на пример Авраама и его отношения с Агарью (Мал. 2:14-16).

Другими словами, подчинившись Сарре, Авраам еще и подал двусмысленный пример своим потомкам. Он дал повод потомкам ссылаться на себя для оправдания греховного поведения, имевшего место во времена пророка Малахии, т.е. много лет после того, как Авраам умер. Как видим, даже кратковременное доминирование Сарры подтолкнуло ее к явно неразумным и ошибочным действиям. А потворство Авраама деструктивному поведению собственной жены принесло проблемы и ему самому, и его семье, и многим поколениям его потомков.

Следующий библейский пример – взаимоотношения Самсона и Далиды. Как известно, Самсон был судьей Израиля, обладавшим огромной силой, секрет которой заключался в его длинных волосах. Филистимляне ничего не могли поделать с этим силачом, пока у него не появилась эмоциональная привязанность к женщине. Именно через Далиду филистимские вожди решили выведать у Самсона его тайну (Суд. 16:4-5). Воздействие на врага через его слабость к женщинам – это проверенный прием, который впоследствии применяли в своей работе спецслужбы многих стран.

Далида, используя свою красоту и эмоциональную привязанность Самсона к ней, пытается «выудить» у него нужную информацию. Примечательно, что уже в этот момент эмоционально привязанный к Далиде Самсон ведет себя не как лидер, а как подкаблучник. Вместо того, чтобы твердо сказать Далиде, что он не будет отвечать на ее вопрос, Самсон трижды придумывает нелепые отговорки, чтобы и тайну сохранить и Далиду не обидеть (Суд. 16:6-14).

«Агент» Далида трижды доносит своим «кураторам» откровенный «слив» вместо реальной информации о силе Самсона. Самсон разрывает и сырые тетивы, и новые веревки, и ткальную колоду. Он трижды убеждается в том, что Далида «слила» рассказанную им информацию врагам. Поразительно, но даже после столь очевидного предательства Самсон не понимает, что Далида на стороне его врагов. Возможно, разум его и догадывался об этом, но эмоциональная привязанность не позволяла прогнать от себя вредительницу. Между тем Далида подключила «тяжелую артиллерию»:

«И сказала ему Далида: как же ты говоришь: “люблю тебя”, а сердце твое не со мною? вот, ты трижды обманул меня, и не сказал мне, в чем великая сила твоя. И как она словами своими тяготила его всякий день и мучила его, то душе его тяжело стало до смерти. И он открыл ей все сердце свое» (Суд. 16:15-17)

Слова Далиды – еще одна классическая женская манипуляция. Не получив желаемого, она стала дуться и «уходить в обиду», обвиняя Самсона, что тот ее не любит. Ее послание к Самсону – очень простое: «Если бы ты любил меня, то сделал бы так, как я хочу». Ту же самую манипуляцию к Самсону ранее уже применила его жена-филистимлянка, чтобы узнать у него разгадку загадки на брачном пиру (Суд. 14:15-18). Филистимляне наверняка хорошо запомнили этот случай и уяснили: женские слезы и упреки в стиле «ты меня не любишь» – это слабое место еврейского силача.

На научном языке то, что делала Далида, называется «абьюз», т.е. психологическое насилие с целью подчинить волю жертвы и заставить ее сделать то, что хочет насильник (абьюзер). Говоря простым языком, Далида начала «пилить» Самсона, и это происходило на протяжении длительного времени. Здесь Далида использовала хорошо известное психологическое преимущество женщин перед мужчинами – способность легче переносить длительный стресс. Далида неделями «пилила» Самсона в режиме нон-стоп, без особых последствий для себя, но с тяжелыми последствиями для него.

Я полагаю, что Далида «тяготила и мучила» Самсона не только вербальными (словесными) упреками, но и демонстративным отказом от секса. Манипуляция сексом лежит в основе так называемой «стервологии» – учения о том, как подчинить мужчину желаниям женщины. Она была известна и во времена Библии, так что даже Павел указывал: недопустимо применять эту манипуляцию в христианских браках (1 Кор. 7:2-5). В конце концов, Самсон не выдержал длительного давления и сломался. Результат известен – его пленили враги, ему выкололи глаза, и он погиб под руинами языческого храма (Суд. 16:18-30). Всего этого Самсон мог бы избежать, если бы изначально твердо сказал Далиде, что вопрос о тайне его силы – это вопрос послушания Богу (Суд. 13:5), и он не собирается этот вопрос обсуждать.

Из вышеприведенных примеров становится очевидным: мужчина, который позволяет женщине доминировать, становится неспособным к эффективному управлению. Однако и для Адама, и для Авраама, и для Самсона подкаблучничество все-таки не являлось образом жизни. Все они позволяли женщинам доминировать эпизодически, в определенных ситуациях, но не постоянно. Однако в Библии содержится жизнеописание мужчины, который хотя и был царем, но в то же время был законченным подкаблучником и постоянно находился в подчинении своей доминирующей жены.

Речь идет о взаимоотношениях Ахава и Иезавели. Ни о какой любви между Ахавом и Иезавелью речь не шла. Брак ираильского царя с дочерью сидонского царя был исключительно политическим. Однако слабый характер Ахава и его преклонение перед доминирующей Иезавелью сразу же проявилось в том, что ради жены Ахав начал поклоняться Ваалу и поставил его жертвенник и капище в Самарии (3 Цар. 16:30-33). Брак Ахава с Иезавелью – это классический пример брака по расчету. Он базировался на принципе «ты получаешь то, что нужно тебе, я – то, что нужно мне». Таких браков сегодня очень много. К сожалению, есть они и в церковной среде. Однако брак Ахава с Иезавелью был похож на многие современные браки еще по одному признаку.

Сегодня многие браки строятся по формуле «устойчиво доминирующая стерва + слабый инфантильный подкаблучник». Отношения Ахава с Иезавелью были именно такими. Реальная власть в Израиле принадлежала именно Иезавели и все значимые для политической жизни страны решения принимала она. Ахав же, формально оставаясь царем, по сути, лишь акцептировал те решения, которые уже приняла его жена (см. 3 Цар. 18:13). Лично он страной практически не управлял и, находясь на царском троне, вел себя, как ребенок, который забавляется в песочнице, не понимая, куда он попал.

Показательно поведение Ахава и Иезавели в инциденте с виноградником Навуфея (3 Цар. 21:1-3). В этом эпизоде четко прослеживается доминирующая роль Иезавели и подчиненная роль Ахава:

«И пришел Ахав домой встревоженный и огорченный тем словом, которое сказал ему Навуфей Изреелитянин, говоря: не отдам тебе наследства отцов моих. И лег на постель свою, и отворотил лице свое, и хлеба не ел. И вошла к нему жена его Иезавель и сказала ему: отчего встревожен дух твой, что ты и хлеба не ешь? Он сказал ей: когда я стал говорить Навуфею Изреелитянину и сказал ему: “отдай мне виноградник твой за серебро, или, если хочешь, я дам тебе другой виноградник вместо него”, тогда он сказал: “не отдам тебе виноградника моего”. И сказала ему Иезавель, жена его: что за царство было бы в Израиле, если бы ты так поступал? встань, ешь хлеб и будь спокоен; я доставлю тебе виноградник Навуфея Изреелитянина. И написала она от имени Ахава письма, и запечатала их его печатью, и послала эти письма к старейшинам и знатным в его городе, живущим с Навуфеем… И послали к Иезавели сказать: Навуфей побит камнями и умер. Услышав, что Навуфей побит камнями и умер, Иезавель сказала Ахаву: встань, возьми во владение виноградник Навуфея Изреелитянина, который не хотел отдать тебе за серебро; ибо Навуфея нет в живых, он умер. Когда услышал Ахав, что Навуфей был убит, встал Ахав, чтобы пойти в виноградник Навуфея Изреелитянина и взять его во владение» (3 Цар. 21:4-8, 14-16)

Читая этот эпизод, складывается впечатление, что перед нами взаимоотношения матери и сына, а не мужа и жены. Иезавель отдает приказы от имени Ахава, пишет письма, скрепляя их его печатью, ей же докладывают об исполнении. Что делает при этом Ахав? Ничего! Этот подкаблучник просто пожаловался своей жене-«маме», что его обидел «большой дядя Навуфей». Иезавель решает проблему так, как она считает нужным, не советуясь с Ахавом, и даже не ставит его в известность. Она просто сообщает своему мужу-«маменькиному сыночку», что он может пойти и взять себе новую игрушку. Ахав ведет себя как капризный ребенок, который никак не может повзрослеть. Один маленький «облом» с виноградником, и Ахав сразу же забрасывает все государственные дела, чтобы охать и вздыхать по поводу своего каприза, который он не смог удовлетворить.

Ахав очень пассивен. Когда Иезавель сообщает ему, что виноградник Навуфея можно взять, Ахав даже не интересуется, какими методами ей удалось этого добиться. Ему на это наплевать. Примерно так же ранее Ахаву было наплевать, когда Иезавель истребляла Божьих пророков и отдавала приказы на преследование Илии. Сам Ахав ничего не сделал Илии, даже когда тот расправился с вааловыми и дубравными пророками. Приказ на преследование Илии появляется только после того, как Ахав рассказывает о случившемся жене (3 Цар. 19:1-2). Я полагаю, что и установка капища Ваала в Самарии – это приказ Иезавели, который молчаливо одобрил Ахав.

Беспримерное подкаблучничество Ахава при наличии устойчиво доминирующей жены-стервы привело и его самого, и его потомство, и всю страну к катастрофе. Сам Ахав бесславно погиб в бою за Рамоф Галаадский, как и было предсказано Михеем (3 Цар. 22:19-23, 34-37). Весь дом Ахава был уничтожен Ииуем в знак Божьего возмездия (3 Цар. 21:20-26; 4 Цар. 9:6-28; 10:1-17). Духовное состояние Израиля было весьма и весьма плачевное. И все это – результат слабоволия и подкаблучничества Ахава.

Библия прямо говорит нам о том, что «не было еще такого, как Ахав, который предался бы тому, чтобы делать неугодное пред очами Господа, к чему подущала его жена его Иезавель» (3 Цар. 21:25). Роль Иезавели в общем нечестии в Израиле во времена 22-летнего правления Ахава – огромна. Однако Иезавель никогда бы не смогла сделать столько зла, если бы не безволие, попустительство и слабохарактерность ее мужа Ахава.

Доминирование Иезавели и подкаблучничество Ахава стало нарицательным. Много сотен лет спустя, обращаясь к ангелу (руководителю) Фиатирской церкви, Христос упрекает его: «Ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное» (Откр. 2:20). Весьма показательно в свете тенденций женского доминирования в раннеапостольской церкви, на которые намекает Павел в посланиях коринфянам и Тимофею, не так ли?

Давид, безусловно, был мужем по сердцу Божьему (1 Цар. 13:14; Деян. 13:22). Назвать его подкаблучником в строгом смысле слова нельзя. Однако даже на его примере можно увидеть, как эмоциональная зависимость от женщины может ослабить способность мужчины к адекватному мышлению и к эффективному управлению:

«Однажды под вечер Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома и увидел с кровли купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина? И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина. Давид послал слуг взять ее; и она пришла к нему, и он спал с нею» (2 Цар. 11:2-4)

Я полагаю, что падение Давида началось далеко не в тот день, когда он спал с Вирсавией. Все началось с того, что Давид пренебрег своей обязанностью отправиться в поход вместе с войском и оставался почивать на лаврах в Иерусалиме (2 Цар. 11:1). Вместо того чтобы руководить осадой Раввы в интересах страны, Давид устроил себе «курорт» в виде вечерних прогулок на крыше. Во время одной из таких прогулок Давид столкнулся с эротическим образом в виде купающейся Вирсавии.

Давид мог запросто проигнорировать этот образ, ведь у него не было никакого недостатка в женщинах и сексе (ср. 2 Цар. 12:2, 8). Однако он забыл обо всех своих женщинах (женах и наложницах) и захотел именно эту, чужую жену. Под невинным предлогом, что ему просто интересно узнать, как зовут женщину (а возможно, и оказать ей помощь во время длительного отсутствия мужа), Давид приводит Вирсавию к себе и нарушает седьмую заповедь.

Многие склонны винить в случившемся исключительно Давида, а Вирсавию представлять как невинную жену простого солдата и жертву царского произвола. Однако я не склонен так думать. Вирсавия прекрасно знала, кто ее сосед и, вполне возможно, специально купалась так, чтобы Давид мог ее увидеть. Более того, согласно закону женщина, которую против ее воли принуждают к сексу в городе, была обязана кричать, в противном случае она приравнивалась по вине к мужчине (Втор. 22:22-24). Никаких признаков того, что Вирсавия кричала – нет. Значит, все было по обоюдному согласию.

Наконец, указание на то, что Вирсавия сразу же забеременела (2 Цар. 11:5), также говорит не в пользу того, что она была «ни при чем». Женщина может забеременеть далеко не каждый день, и поэтому некоторые богословы полагают, что Вирсавия могла специально подгадать день и время купания так, чтобы Давид ее увидел и чтобы она могла забеременеть от царя.

Муж Вирсавии, Урия, по-видимому, был не только храбрым воином, но и очень умным мужчиной, хорошо понимавшим женскую психологию. Давид дважды пытался «подставить» Урию под своего ребенка. Для этого он под предлогом боевого донесения вернул Урию с фронта, лично кормил и поил и даже прямо предлагал пойти к жене. Однако Урия остался непреклонен (2 Цар. 11:6-13). Я полагаю, что в этом поступке Урии можно усмотреть не только воинскую честь и солидарность с другими солдатами. Вирсавия, согласно Библии, была очень красива (2 Цар. 11:2), а красивые женщины часто склонны даже будучи замужем флиртовать с другими мужчинами. Урия мог знать об этой слабости своей жены и не хотел оказаться «лопухом», который растит чужого ребенка.

Оказавшись в зависимости от красивой женщины, Давид был вынужден забросить государственные дела и заниматься тем, как «пристроить» своего внебрачного ребенка. Ему пришлось ломать комедию, чтобы вынудить Урию переспать с собственной женой, а затем совершить реальное преступление, приказав отправить Урию на смерть (2 Цар. 11:14-17). Зависимость от женщины привела Давида сразу к нескольким проблемам. Он упустил из виду насущные вопросы управления страной, лишил себя одного из лучших воинов, измазал кровью Урии Иоава и, главное, нарушил сразу три Божьих заповеди – шестую, седьмую и девятую.

Слабость к Вирсавии привела Давида к тому, что на его дом обрушились многочисленные несчастья: смерть внебрачного ребенка, ради рождения которого был убит Урия (2 Цар. 12:13-19), насилие Амнона над Фамарью (2 Цар. 13:1-14), убийство Амнона (2 Цар. 13:24-29), восстания Авессалома и Адонии и их смерть (2 Цар. 18:1-15; 3 Цар. 2:13-25). Наконец, сын Давида Соломон, рожденный от той самой «роковой женщины» Давида – Вирсавии, многократно «превзошел» своего отца в зависимости от женщин:

«И полюбил царь Соломон многих чужестранных женщин, кроме дочери фараоновой, Моавитянок, Аммонитянок, Идумеянок, Сидонянок, Хеттеянок, из тех народов, о которых Господь сказал сынам Израилевым: “не входите к ним, и они пусть не входят к вам, чтобы они не склонили сердца вашего к своим богам”; к ним прилепился Соломон любовью. И было у него семьсот жен и триста наложниц; и развратили жены его сердце его. Во время старости Соломона жены его склонили сердце его к иным богам, и сердце его не было вполне предано Господу Богу своему, как сердце Давида, отца его. И стал Соломон служить Астарте, божеству Сидонскому, и Милхому, мерзости Аммонитской. И делал Соломон неугодное пред очами Господа и не вполне последовал Господу, как Давид, отец его. Тогда построил Соломон капище Хамосу, мерзости Моавитской, на горе, которая пред Иерусалимом, и Молоху, мерзости Аммонитской. Так сделал он для всех своих чужестранных жен, которые кадили и приносили жертвы своим богам. И разгневался Господь на Соломона за то, что он уклонил сердце свое от Господа Бога Израилева, Который два раза являлся ему» (3 Цар. 11:1-9)

Я полагаю, что хитрая и прелюбодейная Вирсавия, идя на заведомо греховную связь с Давидом, имела амбициозный план – сделать своего сына следующим царем. И ей удалось этого добиться. Соломон, насколько мы можем судить о нем из Библии, обладал довольно слабым характером. Его властная и доминирующая мать Вирсавия воспитывала своего сына Соломона так, чтобы он был удобен ей. В результате Соломон стал классическим «маменькиным сынком» – нерешительным и несамостоятельным. Даже когда Адония заявил о своих претензиях на царство, именно Вирсавия просит у Давида изъявить свою волю о воцарении Соломона (3 Цар. 1:11-21). Нерешительный Соломон, даже будучи взрослым мужчиной, прячется за «юбку» своей доминирующей матери.

Однако доминирующее воспитание Вирсавии негативно повлияло не только на самостоятельность и решительность Соломона. Как и всякий «маменькин сынок», Соломон был воспитан в духе женопочитания. Он с детства был приучен угождать любимой мамочке Вирсавии, и эта модель поведения спроецировалась у него на всех женщин. Соломон просто не мог отказать женщине и твердо сказать «нет» женским хотелкам. Поэтому когда он взял себе множество чужеземных жен, он, пытаясь угодить каждой из них, наполнил Израиль идолопоклонством.

Несмотря на славную родословную, непревзойденную мудрость и обильные Божьи благословения, Соломон был подкаблучником. Его модель поведения с женщинами, по сути, была той же, что и у Ахава с Иезавелью. С той лишь разницей, что Ахав был «под каблуком» у одной женщины, а Соломон у множества женщин сразу. Многие мужчины сегодня изучают так называемый «пикап» – манипуляционные приемы, которые позволяют соблазнить и затащить в постель как можно больше женщин. Соломона с его тысячей половых партнерш такие мужчины вполне могли бы назвать гением пикапа и блестящим ловеласом. Однако, по сути, Соломон был элементарным подкаблучником, поскольку вся его жизнь на старости лет свелась к тому, чтобы угождать женщинам.

Пикаперы, которые гордятся энным количеством женщин, с которыми им удалось переспать, не понимают, что, корча из себя великих «мачо», они на самом деле являются жалкими подкаблучниками, зависимыми от женского мнения. Ведь любой пикапер – это всегда униженный мужчина, возводящий женщину в роль своего «экзаменатора», который даст «доступ к телу» только в том случае, если прилежный ученик хорошо овладел пикаперскими приемами. Уже престарелый Соломон, сознавая, сколько проблем принесла лично ему зависимость от женщин, с горечью написал:

«И нашел я, что горче смерти женщина, потому что она – сеть, и сердце ее – силки, руки ее – оковы; добрый пред Богом спасется от нее, а грешник уловлен будет ею» (Еккл. 7:26)

Здесь уже нет ни романтического экстаза молодого парня Соломона (Песн. 3:6-11), ни одобрительного призыва к наслаждению от зрелого мужчины Соломона (Пр. 5:18-19). Нет даже осторожных призывов беречься блудной женщины (Пр. 7:7-23). Престарелый Соломон, после всех своих приключений с женщинами, понял: любая женщина, будь она хоть трижды законной женой, может стать для мужчины сетью, силками и оковами, если мужчина будет эмоционально зависим от нее.

Итак, Библия знает немало подкаблучников. Среди них есть в том числе и уважаемые нами мужи Божьи, некоторые из которых даже являются авторами библейских книг. Называя их поведение подкаблучничеством, мы не принижаем их заслуг перед Богом и не хотим выказать к ним неуважение. Мы всего лишь говорим, что Библия – книга о реальной жизни, поэтому она правдиво описывает все, происходящее во взаимоотношениях мужей Божьих с женщинами. И, как видим, Авраам, Самсон или Соломон сталкивались с теми же женскими хитростями, что и современные мужчины.

Есть ли в Библии примеры мужчин, которые не поддались на женские манипуляции и решительно пресекли их, отказавшись быть подкаблучниками? Да, есть! Для начала давайте посмотрим на поведение Иакова в его взаимоотношениях с Рахилью. На мой взгляд, история любви Иакова и Рахили – самая романтичная и трогательная во всей Библии. Однако даже в этой паре имели место манипуляции и попытки доминировать со стороны Рахили:

«И увидела Рахиль, что она не рождает детей Иакову, и позавидовала Рахиль сестре своей, и сказала Иакову: дай мне детей, а если не так, я умираю. Иаков разгневался на Рахиль и сказал: разве я Бог, Который не дал тебе плода чрева? Она сказала: вот служанка моя Валла; войди к ней; пусть она родит на колени мои, чтобы и я имела детей от нее. И дала она Валлу, служанку свою, в жену ему; и вошел к ней Иаков» (Быт. 30:1-4)

Здесь видна явная параллель с историей Авраама и Сарры, о которой мы уже говорили выше. Рахиль не могла родить детей своему мужу и, как и Сарра, испытывала комплекс неполноценности вследствие нереализованного материнского инстинкта. Подобно Сарре, Рахиль видит «выход» в том, чтобы прибегнуть к услугам «суррогатной матери». И на эту роль она предлагает Иакову свою служанку Валлу. Однако в случае с Рахилью комплекс неполноценности проявляет себя более явственно, чем у Сарры. Все дело в том, что Сарра просто не могла родить Аврааму детей, а Рахиль не могла родить Иакову ни одного ребенка на фоне своей сестры Лии, родившей Иакову уже четверых детей (Быт. 29:32-35).

В сложившейся ситуации у Рахили вполне предсказуемо возникает зависть к сестре. Однако вместо того, чтобы просить ребенка у Господа, подобно тому, как это делала мать Самуила Анна (1 Цар. 1:1-20), Рахиль пытается снять с себя ответственность. Подобно Сарре, она не придумывает ничего лучше, как переложить ответственность на мужа. Рахиль требует от Иакова, чтобы тот дал ей детей. Рахиль говорит так, будто причина ее бездетности – в Иакове, как будто это он бесплоден, а не Рахиль. И это на фоне того, что с Лией у Иакова дети преспокойно получаются!

Однако этого мало. Рахиль не просто требует себе детей. Она заявляет Иакову, что умрет, если не испытает материнства. Рахиль была молода и ничем серьезным не болела. Поэтому ее слова «а если не так, я умираю» можно понимать не иначе, как угрозу совершить самоубийство! Ультиматум Рахили – это очень жестокая и болезненная для Иакова манипуляция. Рахиль знала, как сильно Иаков любит ее, она знала, что именно за нее Иаков четырнадцать лет служил у Лавана (Быт. 29:30). И тем не менее она заявляет мужу, что убьет себя!

Иаков готов был облегчить страдания любимой жены и ради нее согласился на суррогатное материнство Валлы. Он готов был совершить ту же ошибку, которую совершил его дедушка Авраам, лишь бы Рахиль имела радость подержать ребенка на руках. Но когда Рахиль заявила, что убьет себя, если муж не даст детей, нервы Иакова не выдержали, и он психанул на Рахиль, не взирая на всю свою любовь к ней. Иаков в жесткой форме объяснил жене, что только Бог дает детей. И если Рахиль не рожает, то она должна идти с этой проблемой к Богу, а не пытаться переложить «с больной головы на здоровую», обвиняя мужа и требуя от него того, что муж заведомо сделать не может.

Поведение Иакова и его реакцию на манипуляцию Рахили можно назвать поистине «мужскими». Иаков не позволил жене себя «прогнуть» и сделать подкаблучником. Он остался тем, кем Бог повелел быть мужчине – лидером и главой семьи. Однако самый лучший библейский пример лидерского мужского поведения – это пример Иова:

«И отошел сатана от лица Господня и поразил Иова проказою лютою от подошвы ноги его по самое темя его. И взял он себе черепицу, чтобы скоблить себя ею, и сел в пепел. И сказала ему жена его: ты все еще тверд в непорочности твоей! похули Бога и умри. Но он сказал ей: ты говоришь как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать? Во всем этом не согрешил Иов устами своими» (Иов 2:7-10)

Поведение жены Иова – классическое поведение жены-вредительницы, которая мало того, что не поддерживает мужа, так еще и усугубляет его проблемы своими причитаниями и упреками. О вере в Бога тут и говорить излишне – только неверующий человек мог предложить Иову произнести богохульство. Однако жена Иова была не просто неверующей, она была также весьма меркантильной особой. Судя по всему, она не очень-то и любила Иова как человека, а вышла за него замуж потому, что он был богатым и знатным (Иов 1:1-3).

Итак, жена Иова ценила в нем не личные качества и уж тем более не его любовь к Богу. Она ценила тот исключительный бытовой комфорт, который у нее был, как у жены богатого и знаменитого мужчины. Сам Иов как личность ее мало интересовал, он был для нее чем-то вроде кошелька или банкомата, спонсором, с которым она согласна жить взамен на регулярные и щедрые финансовые вливания. Когда Иов потерял свое богатство и заболел, он моментально превратился для своей жены в проблему. Муж больше не был для нее гарантом бытового комфорта. Наоборот, он стал обузой, от которой хотелось бы поскорее избавиться, чтобы снова выйти замуж за какого-нибудь богача. Поэтому жена предлагает Иову похулить Бога и умереть, как бы уверяя его, что так будет лучше для всех, включая самого Иова.

Конечно, сегодня немногим женщинам приходится проходить со своим мужем такие испытания, как жене Иова. Но многие женщины пасуют и перед гораздо меньшими трудностями и бросают мужчину при первой же возможности, как только попадется более удачный вариант мужа-«дойной коровы». Иову было очень больно сознавать предательство той, с кем он должен был бы быть одной плотью. Мало того, что его ужасно мучила боль от проказы, так она еще и усиливалась пониманием того, что жена жила с ним исключительно из-за денег, а как только он потерял деньги, сразу же оказался жене не нужен. Тем не менее, Иов находит в себе силы жестко осадить свою жену. Иов дает понять: что бы с ним не случилось, он примет это как волю Божью и будет верен Богу до конца.

Все библейские истории, которые мы проанализировали выше, говорят нам об одном. Заповедь о подчинении жены мужу является необходимой основой для построения нормальных межполовых взаимоотношений. В то же время любое проявление женского доминирования в семье обязательно влечет за собой негативные последствия в стратегическом масштабе. Иллюстрацию этого очевидного вывода мы можем наблюдать каждый день непосредственно вокруг себя. Сегодня мы живем в разбалансированном обществе, где даже в христианских браках главой часто является жена. И это крайне негативно отражается на крепости института семьи.

В сбалансированном обществе, построенном на библейских принципах, межполовые отношения строились на сочетании двух простых факторов. Половой инстинкт женщины стремился к тому, чтобы выйти замуж за самого сильного и волевого мужчину, до которого только может «дотянуться» данная женщина. В то же время брак с волевым мужчиной, обладающим сильным характером, требовал от женщины покорности, кротости, умения промолчать и сгладить углы. Соблюдать заповедь о подчинении мужу было в интересах самой женщины. Потому что существовала простая связь: чем покорнее характер женщины, тем сильнее характер мужчины, который достанется ей в мужья, тем лучше женщина будет обеспечена социально и тем лучше будет удовлетворена сексуально.

В современном разбалансированном обществе наблюдается тот феномен, который психологи уже окрестили как сшибку рангов. С одной стороны половой инстинкт женщины, как и прежде, жаждет волевого мужчину с сильным характером. С другой стороны, матриархальное воспитание и несбитый инстинкт доминирования приводит к тому, что разум женщины отвергает сильных мужчин, поскольку они не позволяют над собой доминировать. В итоге большинство пар формируется по модели взаимоотношений Ахава и Иезавели, когда доминирующая женщина-стерва сходится со слабохарактерным мужчиной-подкаблучником. Этот мужчина удобен для женщины, но абсолютно ее не привлекает. В итоге женщина либо систематически отказывает мужу в сексе, обрекая обоих супругов на сексуальную неудовлетворенность, либо, того хуже, заводит себе любовника.

Устойчивой пары между библейским мужчиной-лидером и доминирующей женщиной-стервой не может быть в принципе. Поэтому доминирующей женщине приходится выбирать между одиночеством и браком с подкаблучником, который практически всегда является слабым во всех отношениях. Кроме того, с точки зрения мужского полового инстинкта доминирование старит женщину, как психологически, так и визуально. Устойчиво доминирующая женщина (даже если ей всего 20 лет) будет отпугивать от себя нормальных мужчин, половой инстинкт которых будет идентифицировать ее как старую. И наоборот, устойчивый «молодежный» режим покорности и кротости может привлечь к женщине даже мужчин гораздо моложе ее.

Как видим, Божья заповедь о подчинении жены мужу призвана не только обеспечить межполовой баланс и здоровые межполовые отношения в целом. Повелевая женщине подчиняться мужчине, Господь заботится и о самой женщине. Ибо за счет покорности и кротости женщина всегда выглядит более молодой и привлекательной. Именно об этом говорили апостолы, когда противопоставляли кроткий и молчаливый дух женщины плетению волос, золотым уборам и нарядности в одежде (1 Пет. 3:3-4; 1 Тим. 2:9-12). Женщина-христианка должна привлекать мужчину не вызывающим видом, а именно готовностью на практике подчиняться ему.

21.03.2020

Максим Нестеренко

Автор та ведучий рубрики
“Драгоценное из ничтожного”,
м. Харків

Цей запис має один коментар

  1. Алексей

    Отличная статья, благодарю!

Залишити відповідь

Ще на сайті

Грех угрожает нашему обществу и ослепляет людей, делает их бесчувственными. Один грех тянет за собой другой. Когда люди начинают забывать Бога, они могут дойти до самого невероятного падения. Человеческая природа всегда одинакова, век за веком. Отступничество от Божьих законов приводит сегодня людей, к тем же результатам, что и во времена Ветхого Завета

Категорії

Наші соціальні мережі

Теми